.

15 березня 2011 р.

Жили-были три подруги…

image

«Украшает женщину то, что делает ее более красивой, но делает ее таковою не золото, изумруды и пурпур, а скромность, благопристойность и стыдливость». (Плутах, греческий философ)

Посвящается З.Н., человеку, умеющему вдохновлять

В кафе тихо играла живая музыка. За столиком напротив друг друга разговаривали две молодые девушки. Когда официант принес десерт, они замолчали.

– Спасибо, – улыбнувшись, сказала Марина. – И принесите счет, пожалуйста.

Яна грозно посмотрела на официанта, недовольная тем, что своим появлением он опять перебил ее.

– Так вот, – продолжала она, поставив чашку с кофе на стол и аккуратно вытерев губы салфеткой, – не вижу в ней ничего особенного. Ирка не «серая мышка», конечно, но и не красавица ведь… А Роман в ней души не чает.

– Да, он очень любит ее, – сказала Марина и грустно посмотрела в окно.

На стоянке одиноко стояла ее дорогая машина. Водитель терпеливо ждал хозяйку. Шел дождь.

– Для женщины так важно быть любимой. И любить, – задумчиво произнесла Марина. – А внешность… Даже самая яркая, ухоженная – не самое главное, поверь.

– Опаньки…– Яна ухмыльнулась. – Подруга, а ты философ, оказывается! Тогда зачем пластическую операцию сделала? И на диетах сидишь? И в твоем гардеробе только самые модные «тряпки»…

Марина опустила глаза. Она сняла кольцо с бриллиантом, и внимательно рассматривая его, медленно произнесла:

– Да, я столько делала, чтобы стать красивой. И вот она, я – красавица… одинокая. – Марина быстро надела кольцо и вздохнула. – Но когда я смотрю на Иру, понимаю, что важнее очаровать мягкостью, нежностью, женственностью. Именно это высоко ценят мужчины. Надежные мужчины, такие как Роман.

– Интересно, и как это практически выглядит? – Яна подперла голову руками и вопросительно посмотрела на Марину.

– У Иры это проявляется буквально во всем – в поведении, в манере общения… – сказала Марина. – Я заметила, что она никогда не говорит много и громко, не допускает, чтобы разговор вращался вокруг нее одной…

Яна собиралась, как обычно поделиться своим мнением относительно услышанного, но Марина знала привычки подруги.

– … и не перебивает собеседника, – с улыбкой добавила она.

Капли монотонно стучали по подоконнику, будто устало танцевали старый танец. На небе зажглась первая звезда. Похолодало.

– Знаешь, я не перестаю удивляться ее терпению, – тихо сказала Марина. – Недавно мы были в гостях у общих знакомых. Роман при всех неудачно пошутил над ней. А она будто и не услышала его слов, незаметно перевела разговор на другую тему. Видно, что Ира ценит его и видит в нем только лучшее. Всячески старается угодить мужу, проявляет понимание и даже повиновение…

- Я думаю, это неправильно, – уверенно сказала Яна, поправляя роскошные рыжие волосы. – Мужиков надо в «ежовых рукавицах» держать, чтоб ни-ни… – Яна многозначительно замолчала. – И, вообще, я согласна минимум на равноправие в браке. А лучше сразу все в свои руки взять, правильно?

– Не знаю, – честно призналась Марина. – У нас с тобой и «ежовые рукавицы» готовы, и поклонников – пруд пруди. Но, почему-то, мы который год только мечтаем о большой любви, а Ирка уже и замуж удачно вышла и ребеночка скоро родит…

Официант принес счет и быстро удалился. Марина положила деньги на стол, не забыв про чаевые. Яна молча наблюдала.

– Интересно в жизни получается, – иронично сказала Яна, прикусывая губу. – Жили-были три близких подруги. Дружили с детства. Все вместе делали, но жизнь у каждой по-разному сложилась. Одна стала счастливой, но бедной, вторая – богатой, но несчастной, а третья – бедной и несчастной.

– Яночка, зачем ты так? – сказала Марина, качая головой. – Ты же красавица! Посмотри, какие у тебя волосы! И ты самая младшая из нас. У тебя вся жизнь впереди.

– Хорошо, скажу по-другому – «а третья была бедной и несчастной, но молодой и рыжей», – громко сказала Яна и отвернулась. В глазах у нее блестели слезы.

– Ты, что плачешь? – Марина пересела на стул рядом с Яной, по-матерински обняла подругу. – Глупенькая ты еще, Янка. Батюшки, какая же ты еще глупенькая…

Стемнело. Они сидели рядом, погруженные каждая в свои мысли. У Марины в сумочке зазвонил телефон.

– Ладно, пойду я! – сказала Яна и встала из-за стола. – Я редко бываю в таких дорогих заведениях, поэтому особенно благодарю за угощение, – холодно сказала Яна. Она старалась говорить спокойно, но губы дрожали. – И, вообще, я вас обеих не понимаю. Ирка в церковь ходит, Богу молиться и как подменили ее. Ты всегда самой пробивной и умной из нас была. Я так хотела на тебя быть похожей… А ты тоже в какую-то странную философию впадаешь. А вот я буду жить, как хочу, понятно?

– Давай я подвезу домой, – растеряно сказала Марина, одевая пальто.

– А давай я сама! – резко ответила Яна и быстро направилась к двери.

…В грязном вагоне метро было тесно. Яна, прислонившись к окну, бессмысленно смотрела в темноту туннеля. Ей было душно, и хотелось курить.

В большой и уютной гостиной было темно. Марина, закутавшись в одеяло, сидела на полу. Она гладила котенка и плакала.

А в третьей палате родильного отделения было тепло. Ира, улыбаясь, наблюдала, как Роман носил на руках их новорожденного сына. Она очень устала и заснула.



автор - Олеся Дмитриева, г. Славянск, Украина
джерело - ProChurch.info

Немає коментарів:

..